На сайте: 975
Гости: 25
Golberg, aLkone
 
Главная страница
Новости  
Фильмы
Игры
Музон
Меню сайта


Псориаз у звезд - известные люди болеющие псориазом


онемели ноги ниже колен сахарный диабет

Сотрудник арены «02 World» в Берлине рассказал, чем отличается концертный бизнес в Беларуси от западного: emerging-рынок, нестабильные заработки промоутеров, жизнь с музыкантами в туре, а также призрачный шанс затащить в Минск Radiohead.

Почему поменялся музыкальный бизнес

Раньше артисты хорошо зарабатывали продажей альбомов, а туры, прежде всего, призваны были промотировать очередную пластинку. Сейчас все наоборот. Диски выпускают как промо для фанатов. Все покупают раскрученный айтюнз или качают пиратские записи (авторские не везде работают), а сам артист зарабатывает на концертах и дополнительно за счет мерчендайзинга, если говорить о Европе, где продажа маек и прочих фетишей является частью недурных доходов. Но ведь мир тоже меняется, мы сами никогда больше не будем бегать к соседям посмотреть телевизор: у каждого в квартире их десять. Точно так же никто не сможет зарабатывать на миллионных тиражах пластинок, как Элвис Пресли, который ни разу не был в туре, - либо ты приспосабливаешься, либо идешь на дно, пока приспосабливаются другие. Сейчас в этой индустрии деньги зарабатываются гонорарами. Но опять же, есть пример Леди Гага, артиста-перфекциониста, для которого важно вложиться в шоу. В самом первом туре на несколько десятков городов она постоянно что-то придумывала, новые фишки, рисовала планы и схемы, по которым сразу что-то строилось.

На это тратились безумные деньги, и после тура, который прошел с оглушительным успехом, просадила все свои гонорары и осталась должна. Естественно, промоутер и сам продакшн заработали, но сам артист остался должен миллионы. Она все хотела улучшить, наверное, это было неразумно, но это был ее выбор и ее личные деньги.

Леди Гага

Многие на постсоветском пространстве сейчас хотят возить звезд и думают, что это легко сделать: вот артист, ты ему платишь деньги, он приезжает. На самом деле, тут куча нюансов. Даже если взять ваши три с копейками несчастных агентства, которые более-менее нормально стоят на рынке, и не рассматривать выскочек, которые сделали по два-три концерта каждый, то одного и того же артиста два разных промоутера могут сделать по-разному, выйти на разные деньги и расходы. Мы говорим о комплексе мероприятий, включая пиар, рекламу, где все зависит от того, кто и насколько готов потратиться, рискнуть.

Как привезти артиста в Беларусь


Русского артиста можно без проблем заказать, многие из них проститутки: просто даешь им гонорар, который нужен. Разве что с сильно востребованными, вроде Ваенги, может быть не просто, и нужно заходить иначе. Но практически у всех российских звезд контакты выложены на сайтах: бери и звони продюсеру или директору, а порой и самому артисту. Некоторые русские артисты приезжают на корпоратив к любому промоутеру, но кассовый концерт работают с гигантом, который давно на рынке. Одни артисты лично интересуются промоутером в каждом городе, другие доверяют директору или продюсеру. Допустим, Земфире вообще плевать на агентство, она полностью отдается своему доверенному лицу, который ее катает много лет, по Европе в том числе. Естественно, если артиста в какой-то момент не устроит промоутер в плане организации, он скажет директору, что хочет работать с другим. Но чаще всего тур-менеджер, продюсер либо директор сам все решает. С большего иногда достаточно более высокий ценник предложить, а после грамотно все организовать и сразу договориться на следующий год. Если артист, конечно, сделал кассу. С западными артистами все не так.

Мировые звезды работают с компаниями вроде «Live Nations», заключают с ними договор на определенное количество концертов. Артист получает гонорар сразу за весь тур, естественно, с различными оговорками и условиями, как в любом бизнесе, а потом агенты продают концерты в разные страны, как горячие пирожки. Контакты западных звезд напрямую просто не найти, только через агентов и агентские конторы, которые тоже нужно убеждать. Поскольку там больше рук и посредников, переговоры могут растянуться на месяцы. Даже если ты с одним артистом работал, это еще не гарант того, что они опять выберут тебя. Беларусь вообще отдельная тема, потому что в Минск никто не горит желанием ехать. Рынок не позволяет предложить большой гонорар, но это не только денежный вопрос. Некоторые артисты не соглашаются ехать из-за логистики. Границы Европы открыты, и это меньшие расходы и геморрой. Здесь же реальная проблема с ввозом траков с оборудованием и реквизитом, которым порой приходится делать круг через Литву, чтобы попасть в Беларусь, а потом круг обратно, чтобы попасть в Россию. Из-за Таможенного союза фурам из Беларуси в Россию выехать напрямую нельзя, а для артиста это потраченное время. Грамотный промоутер, который дальше хочет работать, пытается всячески ублажить артиста и дать ему больше, чем тот просит. Но и это ничего не гарантирует. На западе все более четко: реже подмазывают. В той же Америке даже райдер могут далеко не весь выполнить.

Разгрузка оборудования 

Вообще, в Европе есть разные рынки, примером одного из самых продвинутых является Германия, где один артист может сделать 5–12 концертов в разных городах, при этом не как в Беларуси, когда собирается по две-три тысячи в Могилеве, — в Германии десятки тысяч идут. Плюс Великобритания, разумеется, где иначе развита концертная культура. Минск ходит на известных музыкантов, хорошо, если собирается зал, а там люди просто relax. В Лондоне в музыкальных барах играют нераскрученные группы, которые потом становятся звездами. На концерты ходят дедки с бабками, потому что им в кайф живая музыка. Белорусы пока в меньшей степени приучены: легче посадить жопу перед телевизором. А слушать запись артиста — это и есть балет по телевизору, и только в живом выступлении есть энергетика, которой ты подпитываешься. Но вопрос ведь не только в менталитете. В Беларуси и России зачастую билеты дороже, чем в Европе. Мои друзья из Минска, фанаты Depeche Mode, купили билеты и организовали себе в феврале отпуск, чтобы прокатиться по 7–8 странам.

Зайдите на билетный сервис и посмотрите, сколько стоит фанзона Depeche Mode в Беларуси и сколько в Германии. Допустим, будет 50 евро там и 120 евро здесь. В Минске кино считается самым дешевым развлечением. Вроде интереснее, чем дома, да? А у нас кино стоит 15–20 евро, доплати еще 20 — и пойдешь на концерт. Порядок цен примерно такой. Хотя в Беларуси сейчас концерты набирают бОльшие обороты, но все равно ходит на них мизерный процент.

Почему все хотят рок-фестиваль


У вас пытаются делать фестивали, хотя кроме «Глобал Гэзеринга» и «Мэйдэя» ничего успешного не выходит. Пытались делать прошлым летом рок-фестиваль «Мост», который, по сути, выходит на более высокий уровень, чем какие-то ваши «Бобры», но раскачаться пока не получается: надо время, деньги и огромное желание что-то сделать. Рассчитывать на то, что ты сделаешь фестиваль и сразу заработаешь, сложно, хотя про качественный хороший рок-фестиваль мечтают многие. В чем его суть? Человек платит меньшие деньги, но получает сразу с десяток артистов. Допустим, ему интересны три-четыре из заявленного списка, но это реально крутые ребята. Плюс есть ряд артистов, та же Metallica, которые сейчас не хотят соло-концерты. Они не молодые, и вместо того, чтобы отыграть 2,5 часа на сцене, гораздо проще оттарабанить 40 минут на фестивале, учитывая то, что публика уже заведена, а ты хедлайнер. Другие артисты в принципе не хотят ехать в Россию и Беларусь, например, Radiohead — тупо не хотят по политическим мотивам. Но чтобы сделать фестиваль, нужны нехилые вливания и понимание того, что несколько лет ты можешь работать себе в минус, даже при наличии спонсора.

Каждый год в Великобритании на острове Уайт проходит музыкальный фестиваль, который несколько дней собирает миллионы людей со всего мира. Так вот, его основатель и один из самых почитаемых промоутеров в мире Джон Гиддингс рассказывал, как начинал делать этот фестиваль и пять лет работал в минус, раздавая по 5–10 тысяч пригласительных ежегодно простым прохожим на улице, чтобы раскрутить фестиваль и показать, как круто это может быть. Ведь смысл фестиваля не просто в том, чтобы привезти артистов и срубить бабла, как делают промоутеры-однодневки, которые не стремятся развивать саму инфраструктуру и концертный бизнес. На раскрученном фестивале, кроме хедлайнеров, есть мелочь, которую ты даже не знаешь, но у которой появляется шанс заявить о себе. А вдруг один из десяти новых артистов у тебя выстрелит?

Джон Гиддингс не дурак, и он это понимает: бизнес может загнуться без новых артистов. Надо же развивать тему, идти дальше. Притом, если ты выстреливаешь с фестивалем, ты начинаешь зарабатывать хорошие деньги.


Максимальная прибыль от концерта

 

Да сколько угодно! Сотни тысяч евро с одного мероприятия. Все зависит от страны, артиста и промоутера. Ты просчитываешь бюджет, но всегда есть экстра-расходы: пропустили самолет, кто-то заболел, сломалась аппаратура, активизировался вулкан и все слетело к чертовой матери — безумное количество нюансов. Можешь вообще один евро заработать, причем, это еще не так плохо, если выйдешь в ноль. Гораздо хуже, когда у тебя минуса исчисляются сотнями тысяч, и ты должен всем и каждому. Но заработать можно. Сколько? У вас такие вещи никто никогда не показывает. Почему западники еще называют белорусский и российский рынок непрозрачным: так же как Индия, Аргентина, Бразилия и все восточные страны, включая Польшу, Литву, Латвию. Все эти рынки называются emerging, то есть возникающими. Да, здесь концерты делаются уже десятки лет, но ты никогда не знаешь правды, и рынок очень нестабилен. Тут и в бизнесе происходят странные вещи. Например, как объяснить, что Ленни Кравитс и Принс в Москве не собирают зал? Кажется, сейчас Джастин Бибер торчит из каждой дырки. Но он в России не собрал стадион, то же самое с концертом Селены Гомес, концерт которой, говорят, отменили из-за плохих продаж. Вроде бы из каждого утюга поет, а молодежь не идет на концерт. В Минске такие же штуки. Возьмите «Никельбэк» или «Кардиганс», на которых было продано немного больше тысячи билетов. Казалось бы, имена у всех на слуху — почему нет? Но то ли была слишком высокая цена на билеты из-за гонорара и расходов, то ли эти артисты в принципе интересны только для прослушивания в машине. С Элтоном Джоном в Минск-Арене другая история. Беда Элтона Джона была в том, что билеты в кассах появились за полтора месяца до концерта. Европейский рынок развит настолько, что порой за пару часов выкупаются стадионы. И это при полном отсутствии рекламы. Представьте, сколько денег экономится, если учесть, что реклама — большая статья расходов. Это как с девушкой, которую мечтаешь завести одним прикосновением — Западная Европа кончает именно так на продажах концертов, а в Беларуси надо выходить в продажу за полгода. Даже если это сам Элтон Джон!

Элтон Джон

Многие белорусские промоутеры из-за недальновидности раздают пачками пригласительные, чтобы набить зал. Это не правильно. Конечно, тебе может быть неловко перед артистом, которому важна отдача и публика. Но видимость аншлага создавать нельзя. Промоутер сообщает директору артиста о том, что были выданы тысячи пригласительных, а билетов было реально продано столько-то, но артист вправе не поверить: может, ты просто не хочешь показывать прибыль. Пустой зал даст понять артисту, что у него очень высокий гонорар. Но здесь палка о двух концах: артист не должен думать, что ты плохо провел рекламную кампанию либо завысил цены на его билеты. Профессиональный промоутер с чуйкой должен тут все грамотно раскидать, как в шахматной партии. Но раздавать пригласительные — значит терять в будущем свои деньги, потому что люди привыкают к халяве. Это утопия, которая в будущем ни к чему хорошему не приводит.

Есть еще такая тема: многих артистов надо выгуливать, и одни агентства это умеют, а другие — нет. Выгуливает артиста, как правило, директор агентства: вечеринки, рестораны, девочки, умение правильно разговаривать, развлекать музыкантов, везде за них рассчитываться, пусть по контракту ты и не должен. На самом деле, артисты часто запоминают это.

Не всем ведь нужны девочки и дороги кокаина, иногда просто внимание. Тебе либо не навязывают общение в принципе, либо сразу ведут в самый дорогой ресторан и делают все, что хочешь: все, что сверх райдера. Кому-то это не надо, а другой, наоборот, запомнит три ресторана за вечер и устрицы с Дом Периньон.

Отдельная штука — белорусские площадки. Государство строит арены, где вроде как предусматривается возможность проведения концертов. И тут немного не ясно: если вы вкладываетесь в ледовые площадки с расчетом делать на них концерты, почему бы не пригласить промоутеров, которые расскажут, как сделать подвесы и конфигурации сцены, хороший звук и электропитание, чтобы не было проблем с подключением всего оборудования, безопасностью и комфортом для артиста и зрителя? Это было бы удобнее самой площадке, избавило бы стороны от очень многих проблем. Если представить, какие расходы несет площадка ежедневно, когда не проходят мероприятия: офисы, питание, система кондиционирования, электричество, зарплата работников, то Минск-Арена должна быть в минусах. Чтобы ее отбивать, там нужно постоянно устраивать мероприятия. Но когда белорусы строят площадку, они делает ее правильно и удобно только для хоккеистов.

солист Nickelback 

Вообще, «Никелбэк» в Минск привозили москвичи. Россия на рынке давно и может купить сразу три-четыре города. Да и артисту проще продать сразу несколько концертов одному агентству и не мудохаться с каждым промоутером отдельно. Пока у России не очень выходит заработать у вас, однако подпортить рынок местным промоутерам получается. Я знаю людей, которые очень хорошо попали у вас на деньги и сейчас в долгах неимоверных. Концертный бизнес — это как наркотик, тебе хочется вернуть деньги, но каждый следующий концерт — рулетка. Ты вложил деньги — заработал, еще вложил — еще раз заработал, еще больше вложил — раз, все потерял еще больше, чем заработал за это время. Как в казино, а оно же затягивает. Ты хочешь вернуть свои деньги, ты же пришел зарабатывать.

Шоубиз как наркотик 

Мадонна
Для музыканта тур — это определенный стиль жизни, который затягивает как наркотик, если это, конечно, твое. Персонал, который ездит с музыкантами, получает не такие уж большие деньги, которые нельзя было бы заработать в другом месте. Разве что матерые, которые катаются всю свою жизнь, но ты же тоже попробуй отмотай. Все время вдали от семьи, живешь по два-три года с чужими людьми, которые теоретически заменяют тебе семью. У кого-то 30 человек команда, у кого-то 100 человек в группе: артисты, музыканты, техники — все, кто путешествует. Ты в этом котле варишься, вы вместе отмечаете все праздники, и ты отвыкаешь от простых вещей, не думаешь банально о том, что нужно чинить машину, чтобы ехать на ней в офис, или вызвать сантехника, чтобы починить кран. Естественно, у большинства есть семьи, но это на расстоянии, а здесь своя реальность: впахиваешь по 25 часов в сутки, находишь время отдохнуть и расслабиться все в те же 25 часов, а утром — переезд в другое место. За тебя везде платят, ты путешествуешь по миру и живешь в хороших отелях, и пусть видишь в этих путешествиях немного по факту, но так продолжается, например, три года. Кто-то пять лет так живет. Естественно, есть брейки: например, на неделю все поехали домой. Но это отпуск, который пролетает как миг, а потом возвращаешься в привычную среду и как рыба там плаваешь. А через три года тур заканчивается. Ты возвращаешься домой, где надо вставать в 7 утра и готовить детям завтрак. Нет такого бешеного круговорота людей и событий, а ведь это постоянный адреналин, и каждый день у тебя был выброс в кровь. У тебя бессонница, псориаз, раскалывается голова. Ты три года отъездил, а потом без работы сидишь, опять нужно думать, где, что, как и почем. Реальность такова, что многие впадают в депрессию, пока не найдут себя в следующем туре. Хотя, безусловно, и от турового образа жизни устаешь и мечтаешь о своей кровати, а не об очередном отеле в очередном городе N.

На самом деле, у артистов в туре идет обычная жизнь. Понятно, что если ты напился и набедокурил, весь мир будет говорить об этом. Порой такие вещи специально выдумывают, чтобы создать информационный повод. Копают все, что угодно, из пальца выжимают, потому что люди хавают. Многие сливают райдер в интернет, приукрашивая для того же пиара. Естественно, есть жесткий рок-н-ролл, который вытворяют артисты: девочки, кокаин и прочие штуки. Ходят слухи, что концерт Ланы Дель Рей в Москве был отменен не из-за ее проблем с горлом, а потому, что она была накачана. Или допустим, артисты загоняются и боятся потерять голос. Про Адель, которую все безумно любят, так как это редкий случай, когда все уверены, что она не может не пройти в аншлаг, говорят, что после операции на голосовых связках ее голос не вернулся в полной мере. Пока она не сможет давать полноценные концерты, в тур не поедет. Она утверждает, что родила ребенка и расставила приоритеты в пользу семьи. Не знаю, где правда.

Но многие артисты болеют, женятся, разводятся, рожают детей, бухают и ходят по девочкам — это нормальная жизнь. Но если Вася будет так себя вести, это нормально, а если из этих кто-то, сразу делаются выводы и чернота в прессе публикуется. Артист так живет 20–30 лет, то как ему быть: запереться в отеле, никуда не ходить и заниматься самообразованием? Куда артисту обращаться с проблемой, даже если она венерическая? Только к промоутеру.

Лично я такие вещи не люблю выносить. Но если я скажу, что оберегаю их потому, что беспокоюсь о их репутации, это не правда, потому что если возникнут проблемы у них, будут проблемы у меня, а мне это надо? Поэтому приглядываешь за ними, чтобы не влипли. Плюс это же интересная сфера деятельности — она же манит, словно ты заговоренный.

 

 

Источник: http://kyky.org/mag/business/kontsierty

КатегорияБлизорукость | Просмотров49

Читайте также:

Оставьте комментарий
Имя *:
Email:

 Google Chrome Google Chrome 32.0.1700.76
 Download Master Download Master 5.17.1.1375
 Nero Nero 2014 Platinum 15.0.02200
 K-Lite Mega Codec Pack K-Lite Codec Pack 9.9.5
2014 © wpreview.ru Хирургия